Хроники кризиса 118

кризисКитай и цена нефти.

Еще раз скажу: нефть — это наше все. Что бы там не говорили об импортозамещении, росте промышленного производства и прочей ерунде — это доли процента в бюджете. А экспорт энергоносителей составляет порядка 60% в доходах бюджета — даже при нынешних низких ценах на нефть.

Поэтому для нас крайне важно следить за текущими ценами на нефть, понимать от чего цена зависит и что с ней будет дальше. У нас в бюджет заложена цена нефти 40 долларов за баррель — и это не случайно: при этой цене мы еще кое-как, но сводим концы с концами, непрерывно занимаясь поисками дна. При цене выше 40 долларов — как сейчас — мы твердо стоим на дне и даже пытаемся искать возможности роста, пишем радостные прогнозы для народа до 2035 года. Если же нефть надолго опустится ниже 40 — это будет катастрофа, по сравнению с которой лихие 90-е покажутся детским утренником.

Вот сейчас мы и посмотрим, от чего реально зависит цена нефти и какова тенденция этой цены.

Понятно, что ценность нефти определяется прежде всего соотношением спроса и предложения. Сейчас спрос примерно (даже очень примерно) равен предложению, поэтому цена скачет от малейшего дуновения ветерка: прошел слух о договоренности по сокращению добычи, увеличились где-то запасы, террористы взорвали нефтепровод и так далее. При этом точных цифр потребности в нефти ни у кого нет, поскольку кроме реального потребления есть еще и буферная зона — запасы, и как раз по ним нет достоверной статистики, особенно по Китаю.

Но решающее влияние на цену оказывает рост или падение промышленного производства. Если производство растет — растет и потребность в нефти, и наоборот. И эту зависимость невозможно отменить никакими биржевыми махинациями — по крайней мере на длительный срок.

А теперь смотрим на динамику цен. Отчетливо видно, что в январе 2016 года нефть стоила порядка 30 долларов, а затем внезапно пошла вверх и к февралю текущего года практически удвоилась в цене. После чего снова стала снижаться.

Что же такое произошло, что заставило цены расти целый год? А произошло кредитное расширение в Китае. В феврале 2016-го состоялся саммит G20, на котором лидеры двадцатки предложили Китаю поработать локомотивом мировой экономики за счет кредитной экспансии, в расчете на то, что с ростом китайской экономики в рост пойдет и мировая и все проблемы рассосутся.

В начале 2016 года Китай запустил программу бюджетных стимулов, финансируемую за счет продажи земли местными правительствами и за счет бума на рынке недвижимости. Китайский бизнес цикл пошел в рост вскоре после этого, и с тех пор он быстро ускорялся. Вслед за этим улучшилось состояние других крупнейших экономик, в том числе и России.

Но не взлетело. Прошел год, и китайское чудо сдулось. Новые кредиты уже не продвигают экономику, с возвратом старых возникли большие проблемы, проблемы и с утечкой капитала из страны. Фактически китайцев подставили, получив за их счет целый год передышки и оттянув наступление мирового кризиса. Но больше подставлять некого.

Китайская экономика забуксовала, и это сразу же сказалось на цене нефти — она пошла вниз уже в начале марта, хотя Китай за первый квартал выдал отчет о росте ВВП на 6,9%. Теперь же китайцев активно топят, чтобы свалить на них вину за мировой кризис. И нефть обрушилась, потому что многие американские хедж-фонды одновременно сбросили длинные позиции по нефти, поняв их бесперспективность.

Итак, что мы имеем в сухом остатке? Китайская экономика замедляется, и это уже очевидный факт. Именно поэтому цена на нефть будет неуклонно снижаться. Отдельные скачки вверх на фоне сокращения добычи или биржевых спекуляций не исключены, но общий тренд на снижение останется неизменным. Велика опасность резкого обрушения цены по двум причинам. Первая — саудиты поймут наконец, что их используют для поддержания цены и откажутся сокращать добычу. Вторая — обрушение китайской экономики.

Скорость падения Китая зависит как от внутренних, так и от внешних причин. Но в любом случае буквально через несколько месяцев цена на нефть достигнет критической для нас величины. И проблемы годичной давности, о которых мы уже подзабыли, снова вернутся и усилятся. И далее — по нарастающей.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *