2014: ИТОГИ ГОДА

4r4Уже собирался под занавес года писать обзорную статью, но вот попалась на глаза эта. Очень конкретно все изложено, ничего не забыто, каждый месяц отдельно. Писал специалист: ведущий аналитик НИЦ «Неокономика» Александр Виноградов. Итак, вспоминаем события года уходящего. Ну а прогнозы на будущий год — сразу после праздника. С Наступающим! 

Cycles turn while the far stars burn
And people and planets age
Life’s crown passes to younger lands
Time sweeps the dust of hope from her hands
And turns another page

– Julia Eclar, «Hope Eyrie»

Колесо провернулось ещё раз.

Ровно год назад я писал текст на такую же тему, как и этот – ретроспектива уходящего года, перечисление ключевых событий – без особого анализа таковых, с оставлением этого читателю. Разумеется, я залез в архив и посмотрел на него, дабы вспомнить чувства, эмоции, саму обстановку. И я не могу не отметить, что ситуация за этот год – на уровне этих самых ощущений – очень изменилась и, вообще говоря, разительно напоминает таковую в конце 2008 года. Да, внешне всё вроде бы то же самое – та же предновогодняя суета, ёлки, гирлянды, снег, пробки, но всё это похоже на маскировку. На попытку в привычной рутине скрыть опасения за будущее – которое выглядит очень угрожающим, опасней, чем тогда – хотя бы потому, что жировые запасы тогда были изрядно толще.

Впрочем, о прогнозе на будущее мы поговорим потом, в одной из следующих заметок. Пока же – обещанная ретроспектива уходящего года. Поехали.

Январь. Как обычно, это был достаточно сонный и ленивый месяц. Однако в данном случае сонливость и лень были очень контрастны, фактически, в этом смысле январь оказался прямым продолжением 2013 года – с его, как теперь уже ясно видно, благополучием относительно года 2014-го. Действительно, сейчас уже только умиление могут вызвать слова Дмитрия Медведева, радостно заявившего на Гайдаровском форуме, что «проблемы экономики РФ – следствие достигнутых успехов». Такую же реакцию – «обнять и плакать» – дают слова зампреда правительства Ольги Голодец, заявившей тогда же, что «у нас нет никаких проблем с доходами Пенсионного фонда» и что «Пенсионная система просчитана до 2050 года». Вместе с тем, признаки грядущего буйства вовсю наблюдались на Украине – «драконовские законы» Януковича спровоцировали очередную волну «гражданских протестов». Увы, это было только начало.

Февраль.  Проснулись и побежали. В США Бен Бернанке уступает пост главы ФРС Джанет Йеллен, политика ФРС не меняется – но, похоже, меняется уровень понимания ситуации. В рамках уже устоявшейся тенденции на поворот потоков капитала из развивающихся стран в развитые рубль резко (на тот момент это было «резко» – 10% за январь) девальвируется к доллару США, действительно резкую (на 19% единым махом) девальвацию нацвалюты к тому же доллару осуществляет ЦБ Казахстана. Тенге падает, в стране наблюдается резкий потребительский бум – в попытке скупить всё, что нужно и не нужно, пока ценники в тенге не изменились. Тем временем высшая власть страны проводит встречу с академиками от экономики на предмет того, что учёные мужи могут предложить стране. Учёные мужи ничего того, что может быть взято и использовано с быстрым принесением результата дать не могут, судя по нулевому итогу рассмотрения предложений в АП. Тем временем на Украине происходит революция, Янукович бежит и проявляется уже в России. Для России это удар – именно с Януковичем заключались договора о кредитной линии на $15 млрд и о снижении цены на поставляемый газ. Москва реагирует ночным заседанием Совета Безопасности – после чего в Крыму начинается движение «вежливых людей» вокруг Верховного Совета региона. Всё это счастье происходит сразу после чудесной сочинской зимней олимпиады, выручка  от которой составила примерно двадцатую часть от расходов на неё.

Март.  Няш-мяш, Крым наш. Не путать с «намкрыш». Главное событие месяца, затмившее все остальные, включая и лёгкую (3%) девальвацию юаня (интрига в том, что до того в течение нескольких лет юань только укреплялся) – разумеется, присоединение Крыма к РФ, которое предварилось увеличением ключевой ставки ЦБ с 5,5% до 7% на фоне политической нервозности. Данное событие вызвало невиданную доселе эйфорию в Крыму и в самой РФ, шок и, мягко говоря, удивление в мире и трепет на Украине, находившейся в тот период в состоянии формирования новой структуры власти. Часть российских банков отключаются от международных платёжных систем Visa и Mastercard, затем доступ восстанавливается, но осадочек остаётся – и начинаются разговоры о создании своей внутренней платёжной системы. Это, впрочем, было только началом – действия РФ в отношеии Крыма однозначно квалифицируются в мире как беззаконная аннексия (повторяю специально для умственных пассионариев: квалифицируются в мире), начинается выработка карательных мер в отношении РФ.

Апрель. Карательные меры начинают проявляться. Первые санкции, поначалу ерундовые. Отток капитала за I квартал в $50 млрд, торможение экономики. Эйфория продолжается, при этом Кремль потихоньку передаёт Украине вооружение и военную технику, остававшиеся на территории Крыма. Образуются Луганская и Донецкая народные республики, не желающие подчиняться Киеву. Тем временем Нигерия удивляет весь мир, нарастив ВВП чуть ли не вдвое за один день – итоги смены методологии расчёта. ЦБ РФ, обеспокоенный оттоком капитала, вновь повышает ключевую ставку, рост экономики страны замедляется до статистически несущественных значений. В США идёт вполне штатный процесс сворачивания эмиссионной программы.

Май. В каком-то смыслезатишье перед бурей. Торможение экономики и отток капитала становятся заметными факторами. В очередной раз поднимается вопрос деоффшоризации экономики, что-то даже делается. На Украине заканчивается период безвластия, проходят выборы президента, вместе с тем, восток страны проводит референдумы о самоопределении. Интенсифицируются начавшиеся ещё в апреле военные действия. Москва продолжает поставлять на Украину газ (при отсутствующей оплате) и крымские вооружения – в каковых мерах явно просматривается желание наладить отношения. С Китаем заключается договор о строительстве газопровода «Сила Сибири» и о поставке газа по нему. Договор невыгоден, требует снижения налогов и пошлин (потери бюджета), Китай не выделяет аванса на строительство, а последовавшее затем падение цен на нефть (об этом ниже) ставит крест на окупаемости проекта. Впрочем, строители газопровода внакладе не останутся.

Июнь. Боевые действия на востоке Украины прочно закрепляются в информационном поле. Газпром наконец-то сподобился перевести Украину на режим предоплаты за поставляемый газ; дозрели, что тут можно сказать. Усиливаются санкции против РФ, резко усложняется доступ к заёмному западному капиталу – пока просто потому, что он проявляет вполне закономерную осторожность. Так, Альфа-банк в начале июня разместил евробонды на €300-350 млн, при этом премия составила порядка 150 базисных пунктов; иными словами, обслуживание этого выпуска стоит банку почти на 40% дороже по сравнению с прочими, осуществлёнными в более спокойное время. Тем временем ЕЦБ начинает замечательный эксперимент, вводя, а затем и усиливая отрицательные депозитные ставки, де-факто превращающие весь субконтинент в территорию хождения гезеллевских денег. В теории это-де должно стимулировать оборот, рост и так далее – по факту же такого эффекта не наблюдается, Европа жёстко стагнирует, балансируя при этом на грани дефляции. Продолжается отток капиталов в едином мировом контуре – по направлению от периферии к центру, отток идёт и из Европы. Япония, столкнувшись со спадом, усиливает свою эмиссионную программу, ЦБ Японии выкупает госбумаг больше, чем эмитирует правительство. Мир превращается в поле для экспериментов.

Июль. Традиционная летняя сонливость нарушается тремя важными событиями. Во-первых, трагедией малайзийского рейса MH-17, что был сбит неизвестными (официально) силами над территорией на Украине, где ведутся военные действия. Разумеется, в этом были немедленно обвинены РФ и силы Новороссии, затем обвинения как-то поутихли; sapienti sat. Возмущение же Малайзии было быстро заткнуто. Другим событием можно считать (давая этим самым изрядный кредит доверия) договор о формировании Банка BRICS и Фонда BRICS. Впрочем, до начала полномасштабной работы этих структур ещё далеко, и не факт, что она вообще пойдёт. Кроме того, суммы там не такие уж чтобы и огромные. Наконец, третьим событием является то, что палата третейского суда в Гааге решила, что Россия должна выплатить бывшим акционерам ЮКОСа во главе с Леонидом Невзлиным $50 млрд. На данное решение была подана апелляция, но её успех, в свете всех событий, сомнителен. Ещё одним важным событием стоит назвать начавшееся в июле разорение турфирм в России. ЦБ РФ повышает ключевую ставку ещё раз – эффекта не наблюдается.

Август. Россия, судя по всему, взявшая на вооружение принцип «назло мамке отморожу уши», вводит контрсанкции в отношении Запада, объявляя эмбарго на импорт различных видов товаров, в основном продовольствия; цены на эти товары закономерно начинают расти, партнёры по ТС разворачивают инфраструктуру для реэкспорта подсанкционного – бизнес есть бизнес. Украинская война идёт своим чередом, ВС Украины терпят крупное поражение – но войска Новороссии останавливаются по окрику из Москвы – Кремль продолжает пытаться вернуть ситуацию в состояние «как было», за исключением принадлежности Крыма. При этом август был последним месяцем, когда цена барреля нефти была выше $100.

Сентябрь. Новый сезон начинается с очередного пакета санкций – которые на сей раз прямо касаются доступа к зарубежному капиталу и оказания нефтесервисных услуг. На Украине «перемирие» – итог инициированного Москвой мирного процесса, выигранное время стороны тратят на переформирование войск. Продолжается падение курса рубля, начавшееся ещё в августе – на конец месяца он почти достигает уровня в 40 рублей за $1. Экономика тормозит, отток капитала продолжается, цена на нефть падает ниже $100, реальные доходы населения за первые семь месяцев подросли всего на 0,2% – несравнимо с 4,3% годом ранее, Минфин РФ в течение десяти недель не размещает ОФЗ – удорожание капитала коснулось и его. Ведутся разговоры о введении налога с продаж; бизнес прячется в тень, пенсионные деньги, предназначавшиеся для НПФ, вновь переводятся в солидарную систему – простите, о каком тогда национальном капитале может идти речь? Впрочем, мышление на долгие сроки не относится к достоинствам нынешней власти, и никакие программы -2020, -2030 или даже -2100 исправить это не могут. Тем временем в Шотландии проваливается референдум о независимости; вероятно, дух Уильяма Уоллеса разочарован своими потомками. ЕЦБ проводит аукционы по предоставлению ликвидности банкам, те берут не так уж чтобы активно, условия слишком неудобны.

Октябрь. Падение стоимости нефти становится заметным, нефтедобывающие страны начинают серьёзно нервничать. Ситуация в РФ продолжает ухудшаться, ЦБ не купирует сезонный спрос на валюту (помним про невозможность рефинансирования) – рубль падает, отток капитала продолжается, процесс приобретает признаки самоподдерживающегося. Госкорпорации выстраиваются в очередь за деньгами из ФНБ. Резко падают продажи автомобилей – реальный индикатор потребительского спроса населения. МВФ в очередном прогнозе фиксирует, что «особенностью [ситуации] является то, что каждая страна развивается все более индивидуально»; при некоторой доле фантазии это вполне можно интерпретировать как «спасайся кто может». В Гонконге происходит попытка «цветной революции» – смешная, глупая и безуспешная.

Ноябрь. ЦБ РФ уходит с валютного рынка, прекратив продавать валюту из ЗВР, курс немедленно летит вверх, растёт волатильность, растёт спрос на валюту со стороны населения. Нефть продолжает падать. ноябрьское заседание ОПЕК не приносит решения о снижении объёмов добычти – и цена барреля вновь устремляется вниз. Вводятся новые сборы с торговли – не везде по стране, но в Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе. Реальные располагаемые денежные доходы населения в ноябре упали на 4,7% к ноябрю 2013 года – и это только начало. Россия изгоняется из G8, явно выглядит изгоем на саммите G20. Весенняя эйфория пропадает окончательно, сменяясь ощущением шока. Тем временем Китай разворачивает программу внутригосударственной консолидации на основе права, при этом в качестве конечного целеполагания выступает, судя по всему, идея выстроить новую структуру управления в недрах старой забронзовевшей партии. Китайская экономика тоже в проблемах: в стране корпоративные дефолты – неслыханное ранее дело, один чуть не случившийся муниципальный дефолт. НБК старательно рекапитализирует банки, экономика замедляется, ползут вниз цены на жильё – что чревато схлопыванием сформировавшегося пузыря. Резко падает импорт в Китай – спрос слаб и там, в целом баланс по капиталу стремится к нулю, но пока положителен – экспорт спасает, перекрывая и отток, и упавший импорт. США окончательно закручивают эмиссионный кран программы QE-3, а по итогам промежуточных выборов в Конгресс обе его палаты теперь контролируют республиканцы.

Декабрь.  На рынках безумие. Нефть падает до $60 за баррель, рубль растёт до этих же величин, затем превосходит их, но в итоге более-менее успокаивается на нынешних уровнях около 55 за доллар: предновогодний спрос на рубли в действии, равно как и налоговый период. ЦБ РФ резко (и неожиданно, вне устоявшихся протоколов) повышает ставку рефинансирования, аж до 17% – кредиты бизнесу де-факто умирают. Народ в спешке сметает всё с полок – «потом будет дороже». Потери ЗВР составляют за год более $90 млрд. Белоруссия ругается с РФ и вводит таможенные посты на границе – Таможенный Союз, подросший Арменией и Киргизией, в действии. Украина, де-факто плюнувшая на свой Восток, осваивает новый инструмент – энергетическую и транспортную блокаду Крыма, РФ прощает долг Узбекистану, США начинают разрядку в отношениях с Кубой, освободившейся год назад от долга России. Рыночные реформы активизируются в КНДР, которая по ситуации начинает сильно напоминать Китай самого начала 80-х годов прошлого века. В Японии премьер Синдзо Абэ по итогам выборов в парламент вновь получает доверие социума, особо можно отметить замену министра обороны на более «ястребиную» персону.

* * *

Весь год сиутация в стране планомерно ухудшалась. Очевидно, что эти тренды получат своё продолжение и в следующем году. Я же могу пожелать всем лишь одного – дабы в наступающем году ущерб всех видов и сортов был минимизирован.

Опубликовано 28.12.14 на портале Бизнес-Онлайн, Казань.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *