БЮДЖЕТ РФ – РЕЖИМ ЗАТЯГИВАНИЯ ПОЯСОВ

1438633679222Российский парламент утвердил в третьем чтении проект бюджета на 2017 год и плановый период 2018 — 2019 годов. Экономический обозреватель «БИЗНЕС Online» Александр Виноградов анализирует его основные параметры и указывает, что в нем не просматривается позитивных перспектив, а это особенно тревожно в преддверии выборов президента РФ в 2018 году.

Три четверти всех государственных средств в 2017-м будет потрачено на социальную поддержку, военных и силовиков
Российский парламент утвердил в третьем чтении проект бюджета на 2017 год и плановый период 2018 — 2019 годов. Экономический обозреватель «БИЗНЕС Online» Александр Виноградов анализирует его основные параметры и указывает, что в нем не просматривается позитивных перспектив, а это особенно тревожно в преддверии выборов президента РФ в 2018 году.

А вы их дустом не пробовали?

— Фольклорное

Свежеизбранный парламент утвердил в третьем чтении проект бюджета на 2017 год и плановый период 2018-2019 годов

«ШТАТНО-ПРОТОКОЛЬНОЕ, НО ВСЁ ЖЕ КРАЙНЕ ВАЖНОЕ СОБЫТИЕ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ СТРАНЫ»

На минувшей неделе произошло хоть и штатно-протокольное, но всё же крайне важное событие в экономической жизни страны. Свежеизбранный (думаю, его еще можно так называть) парламент утвердил в третьем чтении проект бюджета на 2017 год и плановый период 2018-2019 годов. Теперь этот документ ожидает президентской подписи, в получении которой сомнений практически нет. Соответственно, весьма интересно знать, с какими финансовыми условиями мы будем жить ближайшие если не три года, то уж год-то точно.

Так, доходы бюджета ожидаются на уровне 13,488 трлн. рублей, расходы — 16,241 трлн. Дефицит бюджета, соответственно, будет 2,753 трлн. рублей, что составляет 3,2% ВВП. При этом бюджетное планирование исходит из того, что средняя цена барреля нефти Urals составит $40 (примерно соответствует $43 за баррель эталонного сорта Brent), инфляция снизится до 4%, а средняя стоимость доллара США составит в следующем году 67,5 рублей, с плановым ростом до 68,7 рубля в 2018 году и 71,1 рубля в 2019 году. Для сравнения, бюджет нынешнего года предполагает доходы в размере 13,37 трлн. рублей, расходы в 16,40 трлн. рублей — с дефицитом, соответственно, в 3,03 трлн. рублей или же 3,7% ВВП.

Надо сказать, что вопроса будущего бюджета я уже касался летом этого года, когда пошла первая информация по этому документу — так, тогда правительством было принято решение о фиксации бюджетных трат в 2017-2019 годах на уровне 15,78 трлн. рублей. Высказано оно изначально было министерством финансов, затем поддержано Дмитрием Медведевым в Якутске на встрече с местными сторонниками «Единой России», после чего поддержано правительством на заседании, прошедшем 7 июля. Решение это было, понятно, предварительным (напомню, это был момент ещё до парламентских выборов, на которых население высказало невиданное доверие «Единой России», позволившее этой партии получить в Госдуме конституционное большинство), более того, в текущем документы бюджетные расходы установлены выше этих предварительных — примерно на полтриллиона рублей. Несмотря на это повышение, видно, что его расходы падают относительно 2016 года, причем падение это идет в номинальном выражении, без учета инфляции.

Такого явления не случалось никогда — даже в те самые 90-е годы, наполненные, как известно, болью, мраком и ужасом. В то время могло быть так, что расходная часть бюджета проваливалась в силу высокой инфляции, она также могла снизиться в долларовом выражении — но номинального рублевого сокращения расходов не происходило. Понятно, все когда-либо случается в первый раз, возможно, эта картинка повторится и через год, но само это событие приводит к мысли, что было бы неплохо сравнить бюджеты разных лет, приведя их к общему знаменателю — современному рублю, с которым потом, если будет интерес, можно будет работать, переводя в американский доллар.

«СИТУАЦИЮ РЕЗКО ИЗМЕНИЛ ЭТОТ ГОД, КОГДА СТАЛО ПОНЯТНО, ЧТО ПРОСВЕТА В БУДУЩЕМ КАК-ТО НЕ ВИДНО»

Итак, что происходило с реальным бюджетом на протяжении последних лет?

Оказалось, что его сокращение в реальном выражении длится уже не один год. В 2011 году доходы / расходы бюджета составляли 17 / 16,4 трлн. рублей 2016 года, в 2012 году оба показателя выросли до 18,3 / 18,4 трлн. рублей соответственно, в 2013 году было 17,4 / 17,8 трлн. рублей, в 2014 был достигнут локальный пик 17,9 / 18,4 трлн. рублей, после чего начался резкий спад. Бюджет 2015 года имел 14,6 / 16,7 трлн. рублей доходов и расходов соответственно, нынешний бюджет — 13,4 / 16,4 трлн. рублей, в следующем году мы получим 12,9 / 15,5 трлн. рублей, в 2018 году, по проекту, 12,8 / 14,7 трлн. рублей, а в 2019 году (если доживём) — 13 / 14 трлн. рублей доходов и расходов соответственно.

Видно, что 2014 год был последним относительно «сытым» годом (особенно если вспомнить куда более приятный курс рубля и, соответственно, доступность импортных товаров — и потребительских, и промежуточных, и инвестиционных). Власть весело тратила деньги на антикризисные программы, разнообразную социалку, поддерживала перевооружение ВС и, сопутствующее этому повышение военных расходов, в том числе и зарплат военного сословия. Кроме того, шло масштабное финансирование «майских указов», о которых ныне, насколько я вижу, стараются упоминать поменьше — ибо 25 миллионов высокооплачиваемых рабочих мест оказались недосягаемыми. Но увы и ах — известные события того времени на фоне сокращения цен на нефть внятно дали понять, что так дальше жить нельзя, и что по одежке придётся протягивать ножки, даже с учётом того, что в сытые годы в фондах правительства (Резервный фонд и Фонд национального благосостояния) были накоплены изрядные финансовые запасы.

Это, однако, произошло не сразу. Ситуацию резко изменил этот год, когда стало понятно, что просвета в будущем как-то не видно. По его итогам бюджет недосчитается 2,6 трлн. нефтегазовых доходов, по сравнению с 2014 годом, доля их в бюджете сократится до 36% (по сравнению с 50% двумя годами ранее — впрочем, здесь надо учитывать, что эти доходы имеют мощнейший мультипликативный эффект на всю экономику, их нельзя рассматривать линейно), а дефицит достигнет шестилетнего пика. Это все сопровождается тратами резервов — собственно, РФ уже близок к исчерпанию и будет опустошен в середине следующего года, и на смену ему придёт ФНБ; здесь, кстати говоря, встаёт вопрос ликвидности инструментов, в которые размещены эти средства, насколько оперативно их можно изъять — впрочем, это отдельная тема. Важно то, что доходы бюджета в 2017 году с поправкой на инфляцию будут на 28% меньше, чем в 2014 году, а расходы — на 15,7%, при этом это не конец — страна находится аккурат посередине пятилетнего (по плану) цикла сжатия бюджетных доходов и расходов.

«НЕ ПРОСМАТРИВАЕТСЯ ПОЗИТИВНЫХ ПЕРСПЕКТИВ…»

Структура расходов бюджета также соответствует режиму затягивания поясов. По сути, в наступающем году бюджет примерно на три четверти будет потрачен только на социальную поддержку (различные пособия, трансферты перманентно дефицитному пенсионному фонду и т.д.), военных и силовиков. Где-до рядом при этом притулятся здравоохранение (реальное финансирование стационарной медицинской помощи сократится в 2,5 раза по сравнению с 2012 годом) и образование (к примеру, на дошкольное образование будет потрачено на 47% меньше денег) — которые традиционно уступят в объёмах тратам на национальную безопасность. Наконец, нельзя не отметить растущих трат на обслуживание государственного долга — выплаты процентов по нему. Конечно же, можно радоваться, что в процентах от ВВП он невелик, лишь около 16%, но Россия не США, не Германия и даже не Италия, и вынуждена занимать под достаточно высокий процент, что прямо отражается на выплатах. Так, в прошлом году они составили 556 млрд. рублей, но к 2019 году достигнут 870 млрд. рублей.

При этом власть в вопросе займов вынуждена делать основную ставку на внутренний рынок капитала, а не на внешний, в нынешнем году объем внутреннего долга в общем госдолге составляет около двух третей, но вырастет до 75% через три года. Это, впрочем, пока планы — нет гарантий того, что займы удастся осуществить под желаемый процент, при этом выход на внешние рынки капитала, в целом, сейчас достаточно сложен. Отдельно также стоит отметить долю секретных (т.е. сложноконтролируемых) расходов в госбюджете, которая с 11% в 2012 году выросла до 21% сейчас — впрочем, в последующих годах, по плану, она будет сокращаться.

В итоге видно, что курс на затягивание поясов продолжится, при этом, насколько можно судить, нет планов резко увеличивать фискальную нагрузку на граждан — видимо, хватает резко выросших трат на налог на недвижимость и постоянно растущих цифр в платежках за ЖКХ. Кроме того, входящие параметры бюджета, помянутые в самом начале (стоимость барреля, курс и инфляция), являются, на мой взгляд, более-менее адекватными сложившейся ситуации — и это не может не радовать. Плохо, однако, то, что не просматривается позитивных перспектив — даже если оставить за скобками вопрос качества планирования, трехлетнее сжатие бюджета на фоне обещанной МЭР двадцатилетней стагнации, скажем так, никак не вдохновляет податной электорат. И это, в свою очередь, может отыграть на недальних уже выборах в марте 2018 года

 

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/331454

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *