Михаил Делягин: Расстаньтесь с иллюзиями, Запад всерьез собрался уничтожить нас

1411 Статья известного экономиста Михаила Делягина о санкциях. Михаил Геннадьевич также считает (мы об этом писали в предыдущей статье), что санкции — это война Запада против России, а не ответ на конкретные события. Взято отсюда.

Введя новые санкции против России после инициированных нашим руководством Минских соглашений, Запад с предельной откровенностью обнажил свою мотивацию.

Мы наказаны за то, что приостановили кровопролитие.

Это значит, то Западу на Украине нужна кровь. Нужны расстрелы городских кварталов, нужны кровь, насилие и разрушения.

А виноваты в этом будем мы – и никто больше.

Как-то быстро забылось, что «холодная война» отнюдь не обязательно бескровна.

И Россия должна действовать по ее логике: иначе кончится не абстрактным поражением, а вполне конкретной гибелью – аналог которой мы наблюдаем на Украине.

Пока российское руководство тщится умиротворить агрессора: вести переговоры, взывать к разуму и совести, предъявлять доказательства… В то время как все наши доказательства агрессору известны лучше нас: в самом деле, неужели хозяева нацистов не знают, кто, как и зачем сбил малайзийский «боинг»?

Пока Россия не предъявляет силу – она приглашает Запад к еще большей агрессии. В криминологии это называется «виктимное поведение», «поведение жертвы».

Наши представители нерешительно разговаривают о вводе ответных санкций на «продукцию легкой промышленности» и легковые автомобили, но непременно подержанные, — то есть на то, что заведомо не имеет значение для агрессора. И, более того, даже за этими разговорами не следует реальных дел.

«Газпром» вроде бы выполняет свое обещание сокращать поставки газа в европейские страны, занимающиеся его незаконным реверсом на Украину, — но всячески старается объяснить свои действия не принципиальной правовой позицией, а ремонтом и прочими техническими обстоятельствами.

Перевод половины российско-китайской торговли с долларов на национальные валюты (после намерений сделать это, высказываемых с 2006 года) осуществлен скорее в рамках китайской политики распространения юаня, чем в рамках российского ответа на санкции.

И даже действия против разрушающего здоровье россиян «Макдональдса» носят точечный и, в конечном итоге, спорадический характер.

О комплексном, системном ответе, о реализации примененного к нам западного принципа «нанесения максимального ущерба» не идет и речи.

Между тем всю вакханалию санкций можно было остановить одним-единственным шагом: прекращением на 5 лет ввоза легковых автомобилей и вина из стран, ведущих против нас «холодную войну», и пролонгированием до того же срока запрета на ввоз продовольствия.

Россия сможет получать ординарное вино из Чили, Аргентины, ЮАР и Новой Зеландии (а захотим — так и из Австралии), а легковые автомобили – из Японии и Южной Кореи. Длительность санкций стимулирует развитие внутреннего производства, в том числе сборки европейских и американских машин с повышением степени локализации (не стоит забывать, что «АвтоВАЗ» уже принадлежит «Рено»).

Разумеется, нельзя ограничивать ввоз пикапов и грузовиков, являющихся средствами производства, а также ограничить возможный произвол монополистов.

Следует начать масштабную и открытую подготовку следующих ответных санкций, — и одновременно переговоров с Западом о прекращении «холодной войны».

Среди особенно полезных нашей экономике (и потому особенно доходчивых для наших стратегических конкурентов) мер следует выделить тщательный поиск коррупционных аспектов присоединения России к ВТО на заведомо кабальных, по сути дела, колониальных условиях.

Ведь современное международное право считает ничтожными сделки, заключенные на основе коррупционных мотивов. Соответственно, обнаружение этих мотивов (а история и моральный облик российских либералов вызывают уверенность в том, что этот поиск будет не слишком сложным) автоматически высвободит Россию из кабалы ВТО, принеся нам миллиарды, если не десятки миллиардов долларов в год (и отняв их у наших конкурентов).

Уже начало этого процесса способно остановить развязанную против нас «холодную войну».

Но, к сожалению, тот, кто не сознает факта ведущейся против него войны, органически не способен победить в ней.

Поэтому все, что нам остается, — это ожидание (и, разумеется, по мере сил приближение) кадрового оздоровления правительства России. Без этого ждать роста эффективности не приходится.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *