Должен ли я остаться, или мне следует уйти?

Статья длинная, но очень познавательная. Ребята из IceCap Asset Management считают, что все рынки взаимосвязаны, и крах одного увлечет за собой другие. Но наиболее рисковым они считают рынок облигаций, а вовсе не рынок акций, как уверено большинство. Кстати, Алан Гринспен, бывший глава ФРС, тоже придерживается этого мнения, о чем он заявил еще несколько месяцев назад. В принципе не столь существенно, с чего начнется: все сходятся в главном — начнется скоро. И масштаб будет просто невероятным. (Админ).

IceCap Asset Management: “Мы вот-вот станем свидетелями самого большого движения на финансовых рынках, которое мы когда-либо видели”

Ежемесячный отчет IceCap Asset Management по глобальным рынкам: Октябрь 2017 за авторством Кейта Деккера

Должен ли я остаться, или мне следует уйти?

Дорогая, ты должна дать мне знать, что мне следует делать

В течение 1970-х группа The Clash вывела рок-н-рол на новый уровень. Их жесткий, взрывной и наполненный гневом музыкальный стиль заставлял волосы слушателей вставать дыбом. Целое поколение людей начало ставить под сомнение традиционное мировоззрение.

Для многих группа The Clash была единственной группой, которая имела значение.

Для нынешних инвесторов эта группа имеет значение несравнимо большее.

Сегодня инвесторы изо всех уголков мира испытывают нешуточную тревогу, и одна из величайших песен Clash становится как никогда актуальной. В спальнях, за торговыми десками, в гостиных и за кухонными столами инвесторы нервно напевают “Should I Stay or Should I go” (Должен ли я остаться, или мне следует уйти?). Инвесторы на рынке жилой недвижимости нервничают. Инвесторы в золоте и нефти нервничают. Инвесторы в долларе и евро также нервничают.

В конце концов, умение избегать практически предопределенных потерь – это самый важный навык любого инвестора.

Однако растерянность инвесторов заключается в том, что практически каждая говорящая и пишущая голова объявила о том, что все активы теперь подвержены экстремальному риску. В действительности же все активы не могут снижаться одновременно – деньги и капитал просто не могут двигаться таким образом.

Тем не менее хаос продолжает поглощать мир, и традиционные инвестиционные метрики с каждым днем становятся все более и более бессмысленными.

Как только вы осознаете важность этого факта, тогда и только тогда вы сможете начать игнорировать безостановочную болтовню говорящих голов и не обращать внимания на не относящиеся к делу ежеквартальные комментарии аналитиков из больших банков.

Для инвесторов текущие времена являются волнительными. Рынки вплотную приблизились к моменту своего самого драматического движения, когда-либо виденного нами.

В этом отчете мы исследуем, где и почему вам следует испытывать нервозность, а также дадим совет, что вам нужно сделать. Читая данный отчет, пойте и наслаждайтесь шоу.

Рынок акций

И вот что мы можем сказать: существует большое количество людей, говорящих кучу негативных вещей о рынке акций. Центральная тема негативных воззрений всецело основывается на валюациях акций. Эти воззрения конечно же ошибочны. И чтобы понять, почему происходит именно так, вначале вы должны разобраться в предпосылках, обосновывающих эти негативные воззрения. Для начала скажем, что те, кто утверждают, что инвесторы в акциях живут на грани, на самом деле сами живут на этой грани уже какое-то количество времени.

Многие из таких инвесторов-медведей были вне рынка после краха 2008 года, а другие продали свои акции через несколько лет после этого краха. Инвесторы должны знать, что несмотря на существование алгоритмических машин, Голливудских фильмов и интернета многие управляющие инвестициями – это обычные люди, имеющие свою гордость и терзаемые различными эмоциями. Но что самое плохое – они порой бывают более упрямыми, чем бараны.

Да, многие сегодняшние управляющие не являются бесчувственными объективными андроидами, обладающими умением менять свои инвестиционные убеждения.

Все инвестиционные управляющие могут быть разделены на 3 группы:

Группа 1 – эти менеджеры работают на крупнейшие инвестиционные фирмы, которые как правило являются частью еще больших фирм – банков. Этим фирмам чуждо динамическое мышление. Все периферическое зрение этих инвесторов проверяется у двери. Клиентские деньги приходят через эту дверь, и они вкладываются в рынок всегда одинаково без каких-либо размышлений относительно значительных и очевидных событий на горизонте.

У этих менеджеров нет взгляда на рынок, и если по какой-то непонятной причине такой взгляд появляется, то департаменты контроля и риск менеджмента сразу же позаботятся об его истреблении. Эти фирмы не увидели крах технологического пузыря до тех пор, пока не стало слишком поздно. Эти же самые фирмы не увидели крах жилищного пузыря, пока не стало слишком поздно.

И сегодня эти же самые фирмы продолжают насвистывать мелодии из диснеевских мультфильмов в то время, как мир прощаясь махает им ручкой.

Группа 2 – эти менеджеры очень сильно обожглись на прошлом кризисе, и поэтому они продолжают вести прошлую войну. Во многих смыслах эти управляющие ведут себя рационально. Они понимают риск. Они понимают, как потеря капитала может быть разорительна для их клиентов.

Эти управляющие движимы по-настоящему благородными намерениями. Однако их глубокие тревоги касательно еще одного рыночного краха удерживали их вдали от акций в течение одного из самых масштабных ралли на рынках за всю историю.

Эти управляющие настолько уверенны в еще одном рыночном крахе, что на них впору изучать склонность людей к подтверждению своей точки зрения. Каждый час, день и неделю – которые складываются в месяцы и годы – эти управляющие сокрушаются над тем, как неправильно оценены рынки акций.

Склонность этих менеджеров к подтверждению своей точки зрения начинается с демонстрации того, как теперь акции оказались более дорогими, чем они были накануне краха 2008 года и накануне краха 2000 года.

И поскольку акции сегодня и впрямь дороже, чем они были накануне крахов 2000 и 2008 годов, то значит рынки вновь достигли критической точки.

Но это не так. Еще один часто обсуждаемый график показывает динамику индекса VIX, по-другому называемого индексом страха:

Далее медведи размахивают графиками, отражающими ухудшение в секторе потребительского кредита, эффект обратных выкупов на показатель прибыль на акцию, снижение тренда роста ВВП. Они указывают на Трампа, Brexit, Мари Ле Пен, Северную Корею, Россию, но рынки продолжают поход наверх.

Да, акции продолжают игнорировать гравитацию.

Мы видим все эти печатание денег, нулевые процентные ставки, отрицательные процентные ставки, финансовые репрессии и социализацию плохих долгов.

Тем не менее рынки просто отказываются идти вниз. Они не только не идут вниз, они упорно следуют вверх.

Да, это приводит к растерянности. Но теряются лишь те, кто мыслит линейно, те, кто отказываются подумать о том, что может быть есть что-то еще, что влияет на динамику рынков. Здесь в IceCap мы полностью соглашаемся с негативным воздействием всех перечисленных выше факторов.

Да, если основываться лишь на описанных факторах, то можно сделать вывод, что рынок акций вот-вот преподнесет неприятный сюрприз. Но есть момент, который полностью упускают управляющие, определенные нами в Группу 2. Они напрочь отказываются рассматривать в своем анализе, что, пусть риск и на самом деле присутствует на рынке, НО может быть этот риск не отражается на рынке акций.

В череде всех этих пессимистических отчетов и анализов упускается один важнейший момент – допущение о том, что риск и впрямь присутствует на сегодняшних рынках, но этому риску подвергается совсем не рынок акций, а другой рынок.

И поскольку управляющие из Группы 2 полагают, что серьезный риск может существовать только на рынке акций, тем самым они упускают из виду нечто очень важное.

И поэтому далее мы расскажем о инвестиционных управляющих из Группы 3.

Группа 3 – во многом эти менеджеры похожи на управляющих из группы 2. Они также с большим пессимизмом относятся к текущим рынкам, они также страшатся потери капитала, и они также верят в то, что рынки могут дорастать, а потом снижаться до экстремальных значений.

Разница между этими двумя группами заключается в их способности оставаться агностиками по отношению к различным классам активов. И в этом смысле представители Группы 2 фокусируют все свое внимание на рынок акций, который, по их мнению, является средоточием всего зла.

Управляющие из Группы 3 полагают, что в различные времена любой рынок может являть собой либо добро, либо зло. И под этим мы подразумеваем, что менеджеры из Группы 3 никогда не влюбляются и не разлюбливают какой-либо конкретный рынок. И такой подход касается рынков акций, облигаций, золота, валют и различных коммодити. Когда условия на рынках меняются, меняются и инвестиционные воззрения этих менеджеров. И ключевой момент, объясняющий такой подход – который абсолютно чужд управляющим из Группы 2 – заключается в том, что все рынки взаимосвязаны.

Другими словами, рынки акций не могут двигаться в изоляции, не оказывая влияния на прочие рынки. И самое главное – другие рынки не могут двигаться в изоляции, не оказывая влияния на рынок акций.

И, возможно, единственное важнейшее откровение, упускаемое большинством, звучит так: финансовый мир не вращается вокруг рынка акций.

Да, глобальный рынок акций велик. Но он выглядит карликом по сравнению с рынками облигаций, рынками процентных ставок и валютными рынками. Зайдите в торговый зал любого крупного банка, и вы увидите, что 75% его площади отдано под торговлю облигациями, процентными ставками и валютой.

Оставшаяся площадь используется для торговли акциями.

Вера в то, что рынок акций – это главный рынок сродни вере в то, что хвост виляет собакой. Осознание этого важного пункта поможет вам по-другому взглянуть на ход мысли управляющих из группы 2. Понимают они это или нет, но весь их анализ основывается на том, что рынки облигаций, процентных ставок и валют находятся в полном порядке.

Причина вполне очевидна. Для многих непреложной истиной является тот факт, что в последние 35 лет каждый рыночный кризис находил отражение на рынке акций. И поскольку немногие работники финансовой индустрии имеют стаж, превышающий 35 лет, то в финансовой индустрии сложилось всеобщее убеждение, что каждый кризис проявляет себя в акциях.

Здесь в IceCap мы очень отчетливо видим, что сегодняшний глобальный финансовый мир содержит риски, которых ранее в своей жизни мы никогда не видели. В конце концов, 35 лет аккумулирования эффектов политики центральных банков, бэйл-аутов, бюджетных дефицитов и чрезмерных заимствований привели нас к сегодняшней неловкой финансовой позиции. Однако кульминация этой неловкой позиции заключается в том, что центральные банки со своими хитрыми навыками наконец-то достигли самого дна. И в непонятном мире облигаций, процентных ставок, долгов и валют – достижение самого дна означает нечто противоположенное тому, о чем вы могли бы подумать.

И это скверно.

Скверность ситуации заключается в том, что снижающимся процентным ставкам сопутствует рост на облигационных рынках.

Когда процентные ставки начинают подрастать, рынок облигаций падает как камень. И поскольку рынок облигаций многократно больше рынка акций, то круги на его поверхности будут превращаться в волны. Эти волны вытолкнут ищущих защиты инвесторов из облигаций в новые зоны спокойствия, каковыми окажутся USD, золото и, да, рынок акций.

Таким образом ответ на классический вопрос, сформулированный группой The Clash, применимый рынку акций, будет таков: оставаться. Поездка будет немного нервная, но она и близко не сравнится с тем, что испытают инвесторы на облигационном рынке.

Рынок облигаций: оно приближается

И когда оно придет, инвесторы обалдеют. Глобальный рынок облигации вот-вот сделает нечто, чего мы никогда не видели. Конечно же, умение видеть и понимать этот конкретный риск завязано на продолжительность инвестиционного опыта. Если что-то не происходило в последние 35 лет, то это не означает, что этого никогда не случится.

Почти полное нежелание со стороны инвестиционной публики видеть пузырь на рынке облигаций частично объясняется тем фактом, что в последние 35 лет кризисы наблюдались лишь на рынке акций. Вы можете понять, почему инвесторы мыслят подобным образом, взглянув на следующий график.

Этот график показывает историю долгосрочных процентных ставок с 1962 по 2017 год. Обратите внимание, как с 1962 по 1982 год долгосрочные процентные ставки увеличивались с отметки 3% до отметки в 16%. В течение этого двадцатилетнего периода растущие процентные ставки превратили финансовые рынки в катастрофу. Никто не зарабатывал денег на рынках. Инвесторы в акциях теряли деньги. И инвесторы в облигациях теряли много денег.

И если я уйду, то меня будут ждать неприятности

Жизнь была настолько плоха, особенно для инвесторов в облигациях, что, будь вы таким инвестором, то к 1982 году вы бы дали себе зарок никогда в своей жизни больше не покупать облигации.

Конечно же, в 1982 году настал идеальный момент для таких покупок. С тех пор долгосрочные процентные ставки падали словно камень все следующие 35 лет, и инвесторы в облигациях стали считаться мудрейшими людьми на рынке. Но то было тогда, а сейчас есть сейчас. Нужно навсегда запомнить два пункта:

  1. То, что идет вниз, должно проследовать вверх.
  2. Вокруг нет никого, кто бы мог напомнить нам о том, какова была жизнь инвесторов в облигациях, когда долгосрочные процентные ставки неотступно шли вверх.

Процентные ставки живут циклами. И теперь, когда они уже достигали теоретической нулевой отметки, они начали свое повышательное движение. И когда долгосрочные процентные ставки начинают расти (в отличие от краткосрочных ставок) они делают это в резкой, взрывной манере. И все это очень нехорошо для инвесторов в облигациях.

Конечно же, есть и еще один важный момент, который нужно учесть. И этот момент связан с тем, что в период роста долгосрочных процентных ставок с 1962 по 1982 год развитый мир не находился в условиях долгового кризиса.

И поскольку 99% представителей индустрии начали свою работу после 1982 года, то они и знать не знают, что такое кризис на облигационном рынке.

Именно поэтому все негативные истории касаются именно рынка акций – мало кто знает о чем-то еще.

И это плохо. Очень плохо. В конце концов по сравнению с текущим пузырем в облигациях технологический и жилищный пузыри выглядят карликами. Подумайте над этим.

И если я останусь, будет еще хуже

Для того, чтобы понять, почему рынки облигаций находятся на грани кризиса, и почему триллионы долларов, евро, иен и стерлингов вот-вот в панике побегут прочь, мы просим вас понять, как на самом деле работают свободные рынки.

Для начала скажем, что все свободные рынки имеют две стороны: конкуренцию и участие.

На рынках присутствуют естественные покупатели и естественные продавцы. В точке их встречи находится цена заключения сделки, и этот процесс называется ценообразованием.

Рыночное ценообразование – это удивительная вещь. Оно всегда определяет истинную цену продукта или услуги. Однако возникает большая проблема, когда случается дисбаланс между покупателями и продавцами, а также в том случае, если одна сторона сделки – это не естественный покупатель или продавец.

И именно это и случилось на рынке облигаций. И именно поэтому цены облигаций (или доходности) стали такими искаженными; настоящие цены облигаций не существуют в природе уже почти 9 лет. Когда кризис 2008-2009 года набрал силу, центральные банки решили помочь миру восстановиться, предоставив ему стимулы. Эти стимулы были реализованы через программу количественного смягчения, то есть через печать денег.

Что случилось потом было забыто большинством рыночных участников, но в этом заключается главная причина, почему так мало людей понимают и правильно оценивают масштаб стресса, которому подверглись рынки облигаций.

Когда центральные банки печатали деньги, они использовали эти деньги для покупки правительственных облигаций.

И когда центральные банки внезапно превратились в “покупателей” правительственных облигаций, общее количество “покупателей” на облигационном рынке тут же значительно возросло.

С увеличением количества покупателей облигаций увеличилась и цена самих облигаций, в результате чего долгосрочные процентные ставки ушли вниз.

Глобальные программы количественного смягчения/печати денег привели к тому, что процесс свободного ценообразования на рынке оказался подвешенным.

И в этом подвешенном состоянии рынок облигаций находился все последние 9 лет. И это в большей мере касается Европы – упразднение рыночного ценообразования привело к тому, что все страны теперь занимают по более низким процентным ставкам.

Так дай же мне знать, что мне следует делать

И все это может показаться нормальным среднестатистическому инвестору. В конце концов низкие процентные ставки до настоящего момента вполне неплохо показывали себя.

Но это не так.

Манипуляции глобальными кривыми доходности создали условия, в которых процентные ставки достигли максимального уровня напряжения – даже малейший намек на конец финансовой нирваны достаточен для того, чтобы спугнуть инвесторов из самых длинных облигаций.

Так, например, только за последний год мы видели две самые большие реакции облигационного рынка за всю историю. Однако говорящие головы, большие банки и их взаимные фонды, а также публика, сфокусированная на рынке акций, полностью пропустили эти события.

Почти год назад, в ноябре прошлого года, сразу же после американских выборов в течение 54 часов рынок облигаций взорвался.

На графике внизу показано, что случилось в те судьбоносные дни. Независимо от ответов на вопросы, почему, как и кто – факт остается фактом – этот крошечный, незначительный прирост долгосрочных процентных ставок вызвал серьезные потрясения на рынке облигаций.

Да, прирост доходностей десятилетних облигаций на 0,7% создал на рынке хаос, и привел к потерям инвесторов по всему миру на сумму в $1,7 трлн.

Мы уже писали о том, что у нас была встреча с одним из крупнейших глобальных управляющих облигациями, и он сказал, что в те несколько дней он испытал стресс в 8 балов по десятибалльной шкале. Просто поразмыслите над этим.

Этот прирост на 0,7% в долгосрочных ставках вызвал такую острую реакцию. И все это совсем не придает уверенности в завтрашнем дне.

***

И много прочего по ссылке:

October 2017 IceCap Global Outlook – “Should I Stay or Should I Go?”

Опубликовано 22.10.2017 г.

Источник: IceCap Asset Management: «We Are About To Witness The Financial Market Movement Of A Lifetime»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *