Один пояс и один путь, а также одно долговое похмелье

Китай затеял очень рискованную игру не по средствам. Сам в долгах, как в шелках, но еще и вкладывает огромные средства в амбициозные проекты, которые никогда не осуществятся. Конечно же Америка не допустит никакого Шелкового Пути, и огромные деньги будут потрачены впустую. И в конце концов долговой загул перейдет в долговое похмелье… (Админ)

Китай не только является одним из крупнейших мировых должников, эта страна одновременно числится и в списке самых больших кредиторов мира.

Китай использует долг не только как привычный финансовый инструмент, но и как политический рычаг для того, чтобы увеличивать занятость и поддерживать социальную стабильность. Похожим образом Китай использует свои кредиты и инвестиции, как инструменты достижения стратегических целей. Возможно, в краткосрочном периоде такая тактика и приносит геополитические результаты, но в долгосрочном периоде эта тактика ведет к экономической катастрофе.

Также, как и китайские предприятия, находящиеся в собственности государства (SOEs), не могут выплатить свои долги банкам Китая, так и иностранные партнеры этой страны не смогут вернуть свои долги Пекину. Эта развивающаяся двойная катастрофа может привести к тому, что китайские активы исчезнут или станут абсолютно неликвидными в то самое время, когда они будут нужны как никогда ранее для спасения национальной банковской системы.

В последние 10 лет Китай приступил к реализации четырех зарубежных инвестиционных инициатив. Самое первое начинание – это суверенный фонд благосостояния Китайская Инвестиционная Корпорация, или CIC, основанная в 2007 году. Суверенные фонды благосостояния предназначены для инвестирования национальных резервов в ценные бумаги отличные от надежных финансовых инструментов, таких как трежерис США.

На сегодняшний день активы CIC оцениваются $800 млрд., и они вложены в акции, в корпоративные облигации, в хедж-фонды, в доли в капитале частных компаний, в коммодити и в коммерческую недвижимость. Некоторые инвестиции CIC представляют собой право собственности на целые компании, к которым, например, относятся золотодобывающие шахты в Зимбабве.

Хотя эти активы в настоящее время и могут показывать лучшую доходность, чем трежерис, они не ликвидны, а в случае финансовой паники их цена значительно снизится. Это означает, что примерно 20% китайских резервов не доступны для критических задач, которые могут встать перед страной, таких как бэйл-аут банковской системы или защита курса национальной валюты.

Вторая и третья инициатива – это Новый Банк Развития, NDB, созданный странами BRICS в 2014 году, и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, AIIB, учрежденный Китаем в 2016 году. Учредителями этих банков помимо Китая являются 35 участников из 35 стран Азиатско-Австралийского региона, и 18 других стран, не входящих в этот регион, главным образом из Европы. Соединенные Штаты отказались от участия в этих инициативах.

Хотя NDB и AIIB являются организациями со множеством участников, Китай является их главным спонсором и главным источником фондирования. Он предоставил $10 млрд. NDB и $30 млрд. AIIB.

Эти банки будут расширять свои кредитные возможности посредством эмиссии долговых бумаг, и они будут финансировать инфраструктурные проекты, конкурируя с Мировым Банком и региональными банками развития и реконструкции, при этом эти учреждения окажутся свободными от вмешательства США с их собственными приоритетами.

Китай, один пояс и один путь

Самая амбициозная инициатива Китая за пределами его границ – это программа “ Один пояс и один путь.” “Пояс” – это наземный путь из центрального Китая в Европу. “Путь” — это морские маршруты из восточного Китая в юго-восточную Азию, Африку и Европу.

Это инициатива призвана воссоздать Шелковый путь тринадцатого столетия и напомнить о днях славы Китая как морской державы во времена жизни Адмирала Женга Хе в эпоху Династии Мин начала четырнадцатого столетия.

Масштаб инициативы “Один пояс и один путь” огромен. Эта инициатива включает в себя строительство портовой инфраструктуры, железных дорог, шоссе, телекоммуникационных каналов, аэропортов, возобновляемых источников энергии и прочих вещей на отрезке от Сианя до Роттердама и от Гуанчжоу до Венеции.

 

На саммите мировых лидеров, проходившем 14-15 мая 2017 года в Пекине, Президент Китая Си Цзиньпин изложил свое видение проекта “Один пояс и один путь,” и пообещал финансирование этого проекта в размере $55 млрд.

Проблемы этой инициативы в том, что многие из потенциальных заемщиков, которые предположительно должны будут получить кредиты на развитие, не имеют высокую степень финансовой устойчивости, а некоторые из них имеют значительный послужной список дефолтов по своим долгам или реструктуризаций задолженности.

Как и в случае с кредитованием китайских SOEs, NDB, AIIB, проект “Один пояс и один путь” имеет скорее не экономическую, а политическую цель. Китай озабочен тем, как использовать его текущее экономическое влияние, чтобы создать рабочие места и проконтролировать критически важную инфраструктуру.

Короче говоря, Китай пытается создать геополитическую сферу влияния, масштаб которой должен оказаться еще более грандиозным, чем тот, о котором в свое время грезила довоенная Японская Империя, разрабатывавшая планы по созданию “Великой восточноазиатской сферы сопроцветания.”

Как и в прочих случаях, Китай превратит свои ликвидные активы в их неликвидный эквивалент в процессе следования за своими амбициями. И в этом есть смысл, если все пойдет как надо. Но в итоге все пойдет не как надо.

Китай ожидает грандиозный кризис ликвидности, скорее рано, чем поздно, и страна поймет, что ее ликвидные активы превратились в мосты в никуда.

Опубликовано 05.06.2017 г.

Источник: One Belt, One Road, and One Debt Hangover

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *