Приключения количественного ужесточения

Не только аналитики и экономисты, но и высокопоставленные сотрудники крупнейших банков не сомневаются: американская экономика катится в пропасть. Большинство сходится во мнении, что обвал начнется этой осенью, поскольку осень — традиционно самое сложное время для экономики Штатов. И только политики и руководимые ими СМИ до последнего будут говорить о росте экономики и увеличивающемся благосостоянии. До того момента, когда это благосостояние рухнет на глазах у всех. (Админ)

Все оставшиеся сомнения относительно пункта назначения, в который следует американская экономика, были окончательно прояснены на этой неделе. В понедельник директор по информационным технологиям фонда Morgan Creek Capital Management Марк Юско сказал ведущему CNBC следующее:

“…мы следуем тем же путем, каким следовал президент Гувер в 1928-1929 годах. Теперь президентом стал Трамп. Оба эти президента не имели опыта, и она пришли в то время, когда Конгресс контролировался Республиканцами. Множество обещаний, множество вещей, которые не случились, и осенью люди осознают, “минуточку, все происходит совсем не так, как мы ожидали.”

“[К осени] мы получим гораздо больше свидетельств замедления экономического роста. Экономический рост соскальзывает вниз.”

Если вы помните, осень 1929 года запомнилась тем, что именно тогда американский рынок акций начал свое многолетнее погружение вниз, а экономика вошла в десятилетие Великой Депрессии. И Юско полагает, что мы встали на путь, который приведет нас к подобным событиям. Нет никаких сомнений в том, что этот путь может быть крайне опасен для ваших инвестиций.

Так, например, с 3 сентября 1929 года по 13 ноября 1929 года индекс DOW потерял 47,9%. Затем к 17 апреля 1930 года он вырос на 48,1%, о чем, кстати, говорится не так часто. Но этот отскок имел очень нехорошие последствия для многих инвесторов, решивших купить дно, поскольку именно тогда и пришло время финальной резни.

Как выяснилось после, тот рост рынков идеально подходил под описание ралли дураков. Впоследствии рынок обрушился на 89,2% от своих вершин, похоронив с собой мечты, надежды и устремления целого поколения. Но такой грандиозный коллапс не может повториться, верно?

Неизведанный путь

Действительно, даже возможность частичного повторения краха рынка, состоявшегося в 1929-1932 годах, должна напугать до чертиков. Но не забывайте, то, что случалось ранее, по определению может случиться вновь.

Более того, Юско также отметил сходство политической ситуации тогда и сейчас, указав на вероятный провал программы бюджетных стимулов в контролируемом Республиканцами Конгрессе. Он также обратил внимание на тот факт, что сейчас так же, как и в 1929 году, экономика прокладывает путь в условиях ужесточающейся монетарной политики. Однако сегодняшний путь имеет несколько изгибов и поворотов, которые не позволяют увидеть, что ждет нас впереди.

Перед Федеральным Резервом стоит очень непростая задача, связанная с достижением целей нормализации политики. Им также предстоит стать пионерами в осуществлении программы количественного ужесточения. Такого опыта у Федрезерва нет.

По словам Джейми Даймона, управляющего JPMorgan Chase & Company, последствия сворачивания QE – неизвестны. Выступая на конференции в Париже во вторник, Даймон сказал следующее:

“Мы никогда раньше не видели QE, подобное недавнему, мы никогда раньше не видели его сворачивание, подобное тому, которое нам предстоит наблюдать. Очевидно, что все это должно напомнить о риске, связанном с такими изменениями, потому что мы никогда раньше не жили в таких условиях.”

“Когда состоится достаточно существенное сокращение баланса, воздействие такого шага может оказаться более разрушительным, чем полагают многие. Мы действуем, как будто мы в точности знаем, что произойдет, но это не так.”

Приключения количественного ужесточения

Без сомнений, Даймон прав. Никто, и даже сам Фед, не знает в точности, к чему приведет сокращение баланса центрального банка. Такого раньше никогда не делалось.

Но Даймон смягчил тональность. С его точки зрения, количественное ужесточение “может оказаться более разрушительным, чем полагают многие.” Но точнее будет сказать, что эта мера окажется гораздо, гораздо более деструктивной, чем многие могут себе даже представить.

Тем не менее ремарки Даймона привлекли внимание Конгрессмена из Теннесси Дэвида Кустоффа. Во время выступления Дженет Йеллен в Конгрессе в среду на этой неделе Кустофф спросил ее, разделяет ли она тревоги Даймона по поводу сокращения баланса Федрезерва.

Йеллен не дала отчетливого ответа да или нет. Однако она прибегла к своим сомнительным уловкам редуцирования логики, с помощью которых она и раньше поясняла неприятные последствия действий Феда.

“Мы пытались быть очень последовательными в вопросах информирования публики и рынков о том, как мы собираемся делать это. Мы обеспечили рынки полной информацией, и мы не слышали значительных беспокойств и не видели значительной реакции рынков.”

Очевидно, что реакция, полученная в результате телеграфирования публике четко выверенных заявлений, абсолютно отличается от реакции, которая случится в момент, когда центральные банки начнут сбрасывать в рынки масштабные объемы суверенных долгов. А коли так, то мы предлагаем свои догадки, домыслы и предположения касательно того, к чему приведет количественное ужесточение. Мы не говорим о прогнозах. Мы лишь описываем стартовые предпосылки, рассмотрев которые, вы можете сложить свое видение будущего…

Процентные ставки вырастут. Цены активов, таких как облигации, акции и недвижимость, упадут. Кредит сожмется, выдернув ковер из-под ног экономики. ВВП сократится. Безработица увеличится на фоне уменьшения коэффициента участия в рабочей силе.

Наличные в кармане станут ценны, как никогда ранее (на первое время), а несколько слишком-больших-чтобы-пасть банков упадут. Большое количество городов и несколько штатов объявят дефолт. Хартфорд и Иллинойс окажутся лидерами в этой гонке. За ними последуют и другие.

Федрезерв будет вынужден развернуть свой курс. Однако попытки придавить процентные ставки на отрицательную территорию посредством масштабного расширения баланса окажут ничтожное воздействие на экономику, которая к тому времени будет находится в процессе коллапса.

И поэтому Фед будет вливать фиатные деньги – не кредит – прямиком в экономику посредством вертолетных бомбометаний. Эти вертолетные деньги будут реализованы в форме ежемесячных электронных карт, предоставляющих налоговые послабления налогоплательщикам. Этот поворот в монетарной политике приведет к отвесному падению доллара и прочих бумажных валют, поскольку и прочие центробанки прибегнут к подобным мерам. В это же самое время полки продуктовых магазинов начнут пустеть.

Долларовые цены золота и серебра отправятся в верхние слои стратосферы. И правительство объявит о конфискации этих драгоценных металлов. После этого ситуация и впрямь станет скверной.

В другом варианте все может пройти без сучка и задоринки. Ведь как сказала Йеллен Кустоффу, “Я ожидаю и конечно же надеюсь, что все пройдет гладко, и этот процесс будет постепенен и упорядочен.”

Ага, держите карман шире.

Опубликовано 14.07.2017 г.

Источник: Adventures in Quantitative Tightening

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *